Бендерская трагедия. Апогей конфликта на Днестре

19 июня исполнилось 25 лет со времени боевых действий на Днестре. О том, как это было и что послужило катализатором конфликта, "Каравану" поведали очевидцы.

   Хроники конфликта    

1988
В МССР формируется политическое движение – Народный фронт Молдовы. Образуется так называемое "Великое национальное собрание", его члены начинают вести пропаганду против русско­язычного населения. На митингах звучат призывы: "Чемодан! Вокзал! Россия!", "Молдавия для молдаван" и прочие.

1989
В Молдавии рассматривается закон "О функционировании языков", согласно которому молдавский становится единственным государственным на территории МССР и переводится с кириллицы на латиницу. Несогласные активисты на фабриках и заводах, сплотившись, начинают организовывать стачечные и рабочие комитеты.

1990
Жители левобережья участвуют в массовых митингах и протестах. Обостряется ситуация на Днестре, и в Бендерах ходят слухи о нападении на город. Силами добровольцев патрулируются выезды из него. Проходят референдумы за независимость. 2 сентября 1990 года в Тирасполе на II Чрезвычайном Съезде народных депутатов всех уровней Приднестровья была провозглашена Приднестровская Молдавская Республика. На новое государство начинает оказываться давление, и тогда же появляются первые жертвы конфликта. В Дубоссарах 2 ноября в результате столкновения жителей города с бойцами ОПОНа погибает 3 человека и 16 ранено.

КСТАТИ
В Бендерах на референдуме от 1 июля 1990 г. также рассматривался вопрос о правомерности переименования города в Тигину, на котором настаивали деятели Народного фронта РМ.

1991 
Обостряются процессы давления на город. Президент издаёт указ о создании народного ополчения и приднестровской гвардии с целью обороны. Женщины из Бендер, Тирасполя, Григориополя и других городов республики садятся на рельсы, тем самым перекрыв железнодорожное сообщение в знак протеста против задержания молдавской стороной приднестровских депутатов, в числе которых был президент республики Игорь Николаевич Смирнов.

1992 
2 марта в Дубоссарах начинаются полномасштабные боевые действия. А 1 апреля в Бендерах в результате обстрела ОПОНовцами погибают 7 человек. Подъезды к городу блокируются молдавскими войсками. Бендеры, в свою очередь выставляют блокпосты и устанавливают на улицах на подъезде к важным объектам противотанковые ежи. Ходят слухи, что противник планирует наступление на город. В конце апреля в Верховном Совете Молдавии начинается обсуждение мирного урегулирования конфликта. Позже окажется - это был отвлекающий маневр. 
18 июня ВС принимает решение о том, что Приднестровье получит широкую автономию в составе РМ и сможет совместно с нею строить равноправное государство. Город к этому времени полностью демилитаризован. А 
19 июня в него входят войска.

   Война пришла внезапно    

"Видимо, обсуждение перемирия на сессии ВС должно было отвлечь внимание от подготовки к основному удару. Бендеры в мае - начале июня практически полностью демилитаризованы. Оружия было очень мало, про милицию и бойцов ТСО (Прим. ред. ТСО - территориально-спасательные отряды) я вообще не говорю. Даже у батальона гвардейцев, который дислоцировался в городе, его почти не было. Потом уже появились документы, что нападение на Бендеры - спланированная операция, - рассказывает заведующий Мемориальным музеем Бендерской трагедии Вячеслав Михайлович Тарабучкин.

В начале июня горожане и не помышляли о войне и были уверены, что конфликт разрешится мирным путём. Все подступы к Бендерам разблокированы. В городе жизнь идёт своим чередом - молодожёны регистрируют браки, школьники сдали экзамены, и в середине июня начинаются выпускные вечера... 

   Чёрная пятница    

"У меня выпускной был назначен на 20 июня, и мы как раз накануне готовили актовый зал. Мы уже настолько привыкли к обстрелам, что, когда началась первая перестрелка, подумали, что это временная стычка, и она скоро закончится. А огонь стал нарастать. Ночь была вообще сумасшедшая, ходили слухи об авиационном ударе, люди стали прятаться в подвалах, оборудовали спальные места, спустили вниз детей. Газовое снабжение прекратилось, телефоны не работали. Единственное, что функционировало - радиоточки, потому что узел связи удерживали наши войска. Буквально сразу же стали поступать призывы: у кого есть силы и возможности, приходите, чтобы стать на оборону города", - вспоминает заведующий музеем Бендерской трагедии.

Иногда 19 июня 1992-го сравнивают с 22 июня 1941-го, потому что нападение также было внезапным. 

"Началось всё в районе типографии. Примерно в 16:40 подъехал автомобиль, в котором находилось 4 гвардейца ПМР. 
К двоим, которые остались в машине, подошли полицейские и попыталась их арестовать. Те двое ребят, что несли продукцию, с вахты по телефону вызвали подкрепление. Прибыла группа гвардейцев и ополченцев. Сначала завязалась перебранка, а потом со стороны соседних зданий была произведена стрельба по этой группе", - повествует Вячеслав Михайлович.

С этой провокации начался бой, который постепенно станет для Молдавии поводом начать полномасштабную войну. 

"Наш оператор Бендерского телевидения Валерий Воздвиженский буквально в первые часы прибывает на место стрельбы и погибает там. Когда его нашли, возле тела лежала видеокамера, но кассеты в ней не оказалось. Это тоже очень интересный факт. Говорят, что он всегда был там, где что-то случалось, снимал, и не могло такого быть, чтобы он не зарядил камеру. Значит, кто-то кассету изъял. Вряд ли мы сможем увидеть эти материалы", - делится впечатлениями Вячеслав Михайлович.

В 7 часов вечера начальник полиции запросил подкрепление для защиты своего подразделения, и буквально за полчаса стоящие на заранее готовых позициях войска вошли в Бендеры.

"Город всю ночь обстреливался из миномётов и пушек, по улицам шли колонны бронетехники, и это против практически безоружных Бендер. Есть данные о том, что на балансе рабочего комитета случайным образом осталось 40 единиц автоматов Калашникова. Это всё, что мы могли противопоставить армии Молдовы, которая прибыла сюда на танках, в бронетранспортёрах, бронежилетах с полным боекомплектом. Фактически ночью город был захвачен, оставалось лишь несколько очагов сопротивления», - повествует заведующий музеем.

Военные двигались по каушанской и кишинёвской трассам. В то же время вражеская артиллерия была выставлена на Суворовской горе и в Гербовецком лесу, она с высоты стреляла прямой наводкой по городу. Ночью Бендеры были в огне, и, несмотря на то что сопротивление не было подготовлено, оно оказывалось повсеместно. Глава госадминистрации срочно выехал на совещание в Тирасполь, тем временем стали подтягивать силы ополченцы, гвардейцы, казаки. Основными объектами сопротивления в центре стали горисполком, рабочий комитет, который занимал здание нынешнего музея, здесь был организован штаб обороны города, важной задачей также стало удержание узла связи. Остальные районы были фактически захвачены. 

   Брат на брата    

Как же так получилось, что жители соседних селений, зачастую родственники, пошли друг на друга с оружием? На этот вопрос нам ответил историк из музея Бендерской трагедии.

"Были особо ярые националисты, которые шли по своей воле убивать русских, были и армейские, которые приняли присягу и выполняли приказ, а было очень много и тех, кого по сёлам набрали. К ним домой приходили и говорили: "Надо ехать в Бендеры, там всё нормально, войны нет, будете патрулировать улицы". А если люди отказывались, их всячески запугивали. Часто были случаи, когда такие "солдаты", приехав и увидев, что здесь происходит, бросали оружие и убегали", - рассказывает Вячеслав Михайлович.

Когда воюют соседи и чуть ли не родственники, контакты неизбежны. И противоборствующие стороны, понимая положение дел, старались общаться по-братски.

"Говорят, на войне случаются величайшие подвиги и величайшие подлости, - рассуждает ополченец Станислав Колойденко. - Снайперы и мины не выбирали, военный ты или нет. И с той и с другой стороны лупили изо всех видов оружия - часто стреляли наобум, и гибли мирные люди. По городу ездил трактор с белым флагом с надписью "Миру-мир". В него собирали трупы… Многое происходило в это время, о чём вспоминать не хочется, но были и забавные моменты. Помню, как уже в конце июля мы стояли напротив срочников Молдовы. Один из них к нам пришёл в гости, мы ему налили вина, покормили яйцами и колбасой, а он спрашивает: "У вас что, суббота?" Мы говорим: "Нет, с чего ты взял?" А он: "А у нас в будние дни только перловка и пшёнка. А недавно дали один день отпуска, поехал домой в Бельцы, денег хватило на 2 банки сметаны". Мы понимали, что многие из них были не по своей воле призваны, да и не зверствовали они, и мы старались общаться нормально". 

   Прерванный концерт    

19 июня в 18:00 на набережной Бендер началось отчётное выступление ансамбля "Червона калина". Когда разорвалась первая мина, директор ДК им. Павла Ткаченко Николай Михайлович Шестаков понял - в городе творится неладное и, прекратив выступление, отослал людей по домам, а сам отправился в здание горисполкома.
"Мы слышали выстрелы, но были уже привыкшими к этому, а когда на набережной разорвалась мина, поняли, что началось что-то серьёзное. И, действительно, было всё серьёзно - два БТРа прошли по улице Ленина, обстреляли из крупного калибра Дом культуры. По радио объявили, чтобы все депутаты собрались в горисполкоме. Я пробрался туда дворами, и мы сутки обороняли здание. У нас было три автомата, а потом мы снайперскую винтовку как трофей захватили. Это всё вооружение на тот момент", - вспоминает Николай Михайлович.
20-го вечером мужчина, получив оружие в комендатуре, пробрался обратно во Дворец культуры, так как здание нельзя было оставлять без охраны. Постепенно в ДК стали стекаться и его работники. "А через пару дней ко мне пришли три женщины с детьми, я укрыл их в подвале. Кормящие матери - пропало молоко - а детей кормить надо, пришлось под обстрелом ездить в Тирасполь за молоком. Мы мотались под пулями, один раз попали под сильный шквал огня, и машину изрешетило. Как мы остались живы, до сих пор загадка", - рассказывает директор ДК.

За всё время войны даже мысли оставить город не возникло у Николая Михайловича. "Я был депутатом Верховного Совета первого созыва. За нами охотились, но мы всё равно ездили на заседания, то на Ближнем Хуторе, то на заводе Кирова в подвалах скрывались. Сейчас вспоминаешь, как-то вроде неразумно, а в то время ты не думал, что тебя могут убить. Тогда был настрой только на то, чтобы защитить. А потом, когда всё в Бендерах началось… Я родился в этом городе, 81 год живу в нём, у меня здесь на кладбище 16 могил, и как я могу его оставить?" - делится эмоциями Николай Михайлович.

   Сплотились все    

Ещё 16 августа 1989 года предприятия в Бендерах вышли на всеобщую забастовку. На заводах и фабриках были созданы рабочие отряды, в городах введено круглосуточное патрулирование и принят сухой закон, блокированы все въезды в город, которые граничат с Молдавией. Апогеем стали события 19 июня.

"Это был солнечный день, пятница, конец рабочей недели. Часа в 4 начали постреливать со стороны Варницы. Мы уже немного привыкли к выстрелам, но, когда стрельба стала более интенсивной, многие люди вернулись на работу из дома. Из оружия у нас были только наганы, которыми была оснащена охрана завода. Благодаря тому, что рядом дислоцировалась республиканская гвардия, мы получили первые автоматы", - вспоминает председатель Союза защитников ПМР г. Бендеры Анатолий Григорьевич Булда.

Многие горожане, увидев, что творится в городе, стремились покинуть его пределы. Мужчины старались вывезти родителей, жён и детей.

"Хочу отметить очень большую помощь, которую на тот момент Приднестровью оказала братская Украина. Основной удар беженцев приняла на себя Одесская область. 
У меня самого семья была там - низкий поклон им за то, что от себя отрывали и помогали нашим детям и жёнам. Этого мы, приднестровский народ, никогда не забудем", - благодарит мужчина.

Ещё в 1989-м Анатолия Григорьевича на всеобщем собрании трудового коллектива Бендерского машиностроительного завода избрали командиром рабочего отряда, потом народного ополчения, а впоследствии приказом Минобороны назначили командиром 20-го мотострелкового батальона. Когда начался миномётный обстрел, бомбоубежище завода приняло женщин, детей, стариков из близлежащих домов - всего свыше 300 человек.

"Все мы были людьми, которые прошли школу Советской армии. Но для многих из нас уличные бои были необычными. Я офицер военно-морского флота, никогда не командовал сухопутными частями, поэтому мне пришлось всему учиться с нуля. Однако у нас были бойцы из Афганистана, которые были ближе знакомы с боевыми действиями в городе. Хочу подчеркнуть очень большой патриотизм - народ приходил на завод, люди записывались добровольно, у нас никого не было по повестке. Для нас это была освободительная война. Нас никто из-под палки, под угрозой тюрьмы, как это было в Молдове, не призывал. Мы знали, что защищаем свой дом, детей, матерей, родителей. Это была справедливая война. Хотя и говорят, что не бывает победителей, я считаю, что мы отстояли свои города, сёла и дома", - делится мыслями Анатолий Григорьевич.

   Прорыв моста    

20 июня из Тирасполя по мосту начали прорываться наши войска. Александр Иванович Локтионов во время войны был атаманом Бендерского казачьего округа. С 4 марта казаки несли оборону железнодорожного моста, позже были передислоцированы в Дубоссары. 

"Та группа бендерских казаков, которой я командовал на Кошнице, состояла из 13 казаков. Узнав, что происходит в Бендерах, снялись с постов. Я не мог удержать бойцов - у них в городе остались семьи, другие казаки помогли нам оружием, припасами, и мы 20-го прибыли в Тирасполь в ЧКВ (Прим. ред. ЧКВ - Черноморское казачье войско), а оттуда выдвинулись в район Паркан. Там уже начали планировать, как прорываться в город", - вспоминает атаман отдельного Бендерского округа "Союза казаков-воинов России и зарубежья" полковник Александр Иванович Локтионов. 

Совместно с командиром первого взвода он провёл разведку в районе парканских садов. Планировали организовать переправу через Днестр и незаметное проникновение в город, но не вышло. 

"Как только мы вышли к месту предполагаемой переправы, с девятиэтажки со стороны речного порта нас начали обкладывать минами. Разница составляла 20-30 метров. Мы буквально унесли ноги. Там, видимо, всё просматривалось, и засел хороший профессионал", - рассказывает Александр Иванович. 

Чуть позже казаки приняли участие в общем наступлении. Им пришлось разделиться на 2 группы: одна погрузилась на БТРы и начала прорыв по автомобильному мосту, вторая пошла в сторону железнодорожного моста. Вторую группу и повёл Александр Иванович.
"Перебежками, прячась между металлическими фермами моста, мы переправились на другую сторону. Настолько сильной была кучность огня, что пули летали сплошняком. Свою группу я провёл удачно, никто ранен не был. Те, кто поехал на БТРах, пострадали - часть бойцов были ранены. В целом, картина была жуткая. Когда штурмовали мост, наш танк скатился по насыпи с дороги и взорвался, по пути он задел "Икарус", тот упал на бок. Когда мы прорвались в город, увидели горевший БТР противника возле подстанции и ещё один подбитый БТР возле девятиэтажки, кругом валялись трупы. Столбы, которые тогда только установили для запуска 19-го троллейбуса, были буквально перерезаны. Там же стояли наши подбитые танки", -  вспоминает казачий полковник. 

После штурма моста казаки начали пробиваться к горисполкому. Когда всё удалось, в 200-й комнате был организован штаб Бендерского округа. Группу казаков, состоящую из около 130 человек, возглавил Александр Иванович. Данные подразделения сначала вышли в район авторемзавода, БМЗ, а потом дислоцировались на Хомутяновке и Протягайловке. 

"У каждого подразделения был свой сектор контроля. Мы заняли передовые позиции на выходе из города. Хочу обратить внимание на тот факт, что тираспольский казачий десант тут уже был - 19 июня сотня пробилась и держала оборону в исполкоме, и мы на помощь прибыли числа 20-21. Со стороны администрации были панические мысли, кто-то хотел даже сдать город. Мы сказали: "Кто попытается вывесить белый флаг, того просто расстреляем как предателей", - рассказывает Александр Иванович.

   Повезло на всю жизнь    

Владимир Николаевич Денисенко собирался выходные провести на отдыхе и накануне трагедии уехал с семьёй на Украину, и там 19 июня по радио услышал, что в Бендерах военные формирования РМ наводят конституционный порядок. Мужчине уже было не до отдыха, он перестал есть, спать, думал: "Как это так - мой город в огне и войне, а я буду отдыхать?" Собрал вещи и на перекладных добрался до Бендер. К тому времени город был разблокирован.
"Я сразу обратил внимание на то, что мост усыпан вещами, колясками и прочими предметами - сказывалась паника, бегство - это потрясло. Буквально по горячим следам зашёл в город, и на вопрос, как оказать помощь, мне сказали: "Иди на улицу Шестакова, там организовано отделение милиции". Так я поступил в ополчение при комендатуре. Тогда костяк работников милиции составлял человек 7-8, которые перешли под юрисдикцию ПМР. В этот же момент в Бендеры были введены ополченцы из Тирасполя", - рассказывает Владимир Николаевич.

Всего, по словам мужчины, в Бендерах во время войны принимали участие в боевых действиях две полноценные роты тираспольчан, которые были организованы на ХБК. Одну роту ополченцев расположили в 15-й школе. Однако, так как они не ориентировались в городе, командование города решило отправить им на помощь бендерских.

"В составе этого взвода я и попал в 15-ю школу. И на протяжении всей войны до её конца я находился здесь. Задача перед нами стояла довольно-таки непростая. Раньше с правого крыла школы больших деревьев не было, они были совсем маленькими, и улица Тамары Кручок просматривалась до "Молдавкабеля" и мясокомбината, то есть на километра полтора. Как раз с юга существовала угроза вторжения - было предположение, что именно по этой дороге пойдёт бронетехника. И перед гарнизоном школы стояла задача - поразить её и не допустить, чтобы она проникла в центр города, или хотя бы оказать первое сопротивление и продержаться до подмоги", - рассказывает командир взвода Владимир Николаевич.

Вторая задача гарнизона - контроль поймы Днестра, так как по его берегу также возможно было проникновение противника. Службу несли путём дневного осмотра и ночного обхода. 

Сегодня Владимир Николаевич Денисенко - автор рассказов о войне и мирной жизни в ПМР, а также службе в Афганистане. Многие события 1992 года он отразил в своих произведениях.

"За полтора месяца здесь было много разных случаев, поделюсь одним из них. Часто школа подвергалась миномётному обстрелу, причём всё это делалось по графику, и когда ночью не рвались мины, наши бойцы даже спать не могли. Как-то не было обстрела, и командир роты мне говорит: "Возьми ребят, и осмотрите прилегающую местность". А там были небольшие огородные наделы, я шёл и сорвал помидорку, и тут начался обстрел. Мы залегли, переждали, пока прекратится огонь, и рванули что есть силы к ближайшему убежищу. И тут смотрю - слева и сзади почти одновременно - ба-бах - мины, и впереди буквально в двух шагах воткнулась в землю ещё одна. Я, конечно, в ужасе остановился и думаю - вот сейчас она взорвётся, - и мгновение мне показалось вечностью, вся жизнь перед глазами промелькнула. Я вспомнил и детство, и родителей, и детей, и жену, и друзей. Жить-то хочется, да и молод на тот момент был - 34 года. Тем более что в Афганистане выжил, на чужой территории, а тут, дома, погибнуть в мои расчёты не входило никак. А она возьми и не взорвись", - вспоминает Владимир Николаевич.

Кстати, об одном событии военных будней 1992-го, глубоко засевшем в памяти Владимира Николаевича, вы можете прочитать здесь.

   С оружием в руках    

Народное ополчение, которое формировалось из рабочих отрядов, встало на оборону предприятий города. Благодаря этому противник не смог добраться до многих стратегически важных объектов. 202-й мотострелковый батальон охранял микрорайон Шёлковый и прилегающую к нему промзону.

Владимир Иванович Сомник, рядовой стрелок народного ополчения: "Для меня война началась примерно в марте 1992 года. Ситуация к тому времени была очень напряжённой, потому что велось много разговоров о том, что будет вторжение Молдовы. Мы в составе рабочих отрядов стояли на постах со стороны Каушан. Дежурили. Понятно, что оружия не было - арматуры, палки. По радио объявляли, и мы приходили на пост. Когда же вплотную начались боевые действия, мы по зову души своей собрались с родственниками и друзьями, пешком дошли до моста и поехали в Тирасполь. Там нам выдали оружие, обмундирование, боеприпасы. Это было где-то 22 июня. После мы пришли на завод ЖБИ-Минстрой. Это район Шёлкового. Буквально за железной дорогой уже были ОПОНовцы, и здесь мы несли охрану территории. Продолжались дежурства до конца войны".

   Страшная статистика    

За 40 дней и 40 ночей в Бендерах погибло 132 мирных жителя, среди них пятеро детей. Общее число умерших в городе составило 489 человек, 1242 было ранено.

"Мирные жители, как правило, попадали под обстрел случайно. А вот снайперы убивали целенаправленно. Они были наняты спецслужбами, и целью их было навести хаос, чтобы человек не чувствовал себя защищённым. Они даже подняли два самолета МиГ, которые летели бомбить город. Жителей приходилось хоронить прямо на месте. Комиссия по поиску пропавших без вести и перезахоронениям работала до 2007 года и действовала позже. Порой жителям до кладбища было невозможно добраться - армия Молдовы могла открыть огонь по пожарным и по машинам скорой помощи, а в собственном автомобиле передвигаться было очень опасно", - рассказывает заведующий Мемориальным музеем Бендерской трагедии Вячеслав Михайлович Тарабучкин.

   Первые шаги к перемирию    

"Это была первая половина июля. Внешние посты на Протягайловке доложили о желании парламентёра встретиться со мной. Пришёл представитель РМ - директор птицефабрики и сказал, что молдавская сторона желает вступить в переговоры. Я был не уполномочен давать ответ и связался со штабом. Через два дня мы встретились на животноводческом комплексе агрофирмы "Дружба". Первые минут 30 переговоров были очень напряжёнными, были высказаны взаимные обвинения, нас упрекали в сепаратизме, мы их - в смерти многих людей. Но потом здравый смыл взял своё, и мы высказали мысль, что нам, военным, приходится исправлять ошибки политиков, которые не могут договориться, и уже беседа потекла в более конструктивном ключе", - вспоминает Анатолий Григорьевич Булда. 
 
Переговорщики решили встречаться раз в три дня, провести связь по телефону и с начала переговоров в батальоне будущего председателя Союза защитников ПМР г. Бендеры не было ни одного раненого и убитого. 

"Со временем были установлены совместные посты на нейтральной территории. После этого делегацию военных из Приднестровья приняли на территории РМ. Нужно было убирать хлеб, комбайнёры боялись выезжать в поле, итогом встречи стало решение о прекращении обстрела, и на следующий день началась уборка хлеба. А через пару дней делегацию приняли мы, и несколько человек хотели посмотреть разрушения. Я показал район улицы Первомайской, где были сожжены частные дома и общежития, центр. Они, конечно, были в шоке. К тому моменту город был практически освобождён, за исключением Ленинского, потому что там в плену удерживалось мирное население", - рассказывает Анатолий Григорьевич.

* * *

Официально и окончательно вооружённый конфликт в Бендерах закончился 1 августа после ввода в город миротворческих сил России.

"Когда мы поехали встречать миротворцев, это было такое счастье. А спустя день-два рота дружно снялась и с флагом строем пешим порядком в полном боевом облачении направилась в Тирасполь. Они шли по городу, пели песни, и люди провожали их со слезами на глазах и аплодировали", - вспоминает Владимир Николаевич Денисенко.

Жуткие дни войны вспоминала Ирина Колойденко


0 (0 голосов)

Комментарии

Будьте первым комментатором!

Оставить комментарии

или зарегистрируйтесь, чтобы иметь возможность оставлять комментарии.

Вопросы и ответы

Какой размер алиментов могут взыскивать с родителя на детей?

Знаете ли Вы своего участкового милиционера?

Да
Нет
Мне не нужно его знать
Я сам участковый